Монастырь| Свидетелям Иеговы посвящается| Наши единомышленники| Служба катехизации|
|
В хронологическом порядке| Объявления|

 

 

"СВИДЕТЕЛИ" В СНГ

 
 

Одной из наиболее серьезных проблем, тревожащих в настоящее время духовенство РПЦ, является деятельность сектантов из организации "Свидетели Иеговы". По мнению многих священников, именно члены этой организации "исключительно активны" и "агрессивны по отношению к православным". Причем такая активность наблюдается не только в Москве и Санкт-Петербурге (где в поселке Солнечный недавно построен центр российских "Свидетелей"), но и во многих провинциальных уголках республик бывшего СССР.

До середины XX века иеговистов в бывшем СССР практически не было. К распространению этого учения, как ни странно, приложили руку советские власти. После оккупации Бесарабии и Галиции в 1940 году они провели высылку всех известных им иеговистов в Сибирь и Казахстан. В 1951 году высылка повторилась, в результате чего "Свидетели Иеговы" сумели организовать свои структуры по всей территории страны. Четкость и отлаженность организационной структуры секты позволяла переправлять изданные в Нью-Йорке номера их основного журнала "Сторожевая башня" даже в мордовские политические лагеря. Впрочем, иеговисты в глазах советской власти по-прежнему считались одной из самых опасных сект, и любая их деятельность была запрещена.

Выйдя в конце 80-х из подполья достаточно малочисленной организацией, Свидетели Иеговы, видимо при поддержке "братьев" из-за рубежа, развили бурную деятельность. В январском номере "Сторожевой башни" за этот год даются примерные оценки "возвещателей" - агитаторов-пропагандистов по разным странам. Их число примерно соответствует общему числу членов секты в государстве. Так вот, в наиболее крупных странах СНГ их набралось более 201 тыс. человек (Россия - 89, Украина - 85,2, Белоруссия - 2, Молдавия - 14,4, Казахстан - 10,6). При этом за год их число увеличилось в среднем на четверть - от 18% в Молдавии до 29% в Белоруссии.[1]

В чем же причина такого успеха? Конечно, ведущую роль сыграли чувства людей, ищущих Бога в посткоммунистическую эпоху. Многие люди нуждались в духовных руководителях и не находили их в традиционных конфессиях: кого-то отталкивали сами священники или церковнослужители, кто-то по психологическому складу не мог долго оставаться в одной вере. Последних в провинции встречается достаточно много. Выйдя из традиционно православной или баптистской семьи, они за свою жизнь умудряются побывать во всех имеющихся в округе толках и сектах, нигде не имея возможности пристроить свою измученную душу.

Но на многих подействовал, видимо, и "нездешний" вид иеговистских агитаторов. Представьте, как выглядит где-нибудь на казахском полустанке типичный "возвещатель": хорошо подстриженный юноша от 20 до 35 лет, в выглаженной белоснежной рубашке с галстуком и в костюме, напяленном, несмотря на 40-градусную жару. Этакий нью-йоркский клерк, занесенный в пустыню прямо с экрана телевизора. Именно так воспринимает его публика - полупьяная, грызущая семечки и никогда не вылезающая из засаленных спортивных штанов и мятых футболок.

Естественно, что для немногих, хоть к чему-то "нездешнему" стремящихся местных жителей это - живое воплощение западного образа жизни, трезвого и энергичного. Так что на первых порах их не беспокоят сборы значительной части зарплаты, нудное поабзацное чтение "Сторожевой башни" и поквартирный обход родного города с пропагандистскими целями. Получается эдакий провинциальный клуб по интересам, где не пьют водку и говорят по душам, а также, что немаловажно, от которого ездят в другие города, где общаются со столь же приятными людьми.

Через некоторое время многим такие занятия надоедают, ибо долго жить под тотальным и мелочным контролем "братьев по вере" - дело не слишком приятное и доступное лишь небольшой части публики. К тому же иеговизм, безусловно, является религией для бедных и темных - доказательства содержатся в том же январском номере "Сторожевой башни".

Если в развивающихся странах секта делает трехаршинные шаги, увеличивая свою численность более чем на 10% в год, то в благополучных странах Запада наблюдается стагнация и более того - потеря завоеванных позиций. Во Франции, например, из 123,2 тыс. активистов, действовавших в 1996 г., в 1997 г. продолжили активную деятельность 120,4 тысячи, то есть спад составил 2%. В Германии и Канаде - нулевой прирост активистов, в Великобритании и Испании - падение на 1%. В США и Италии прирост есть, но всего соответственно на 1 и 2%. Во всех скандинавских странах - либо нулевой рост, либо спад на 1-2 %.[2]

Так что никакого особенного развития деятельность иеговистов в России, видимо, иметь не будет. Они выберут свою "золотую жилу" среди весьма специфического контингента верующих, а дальше будут тщательно его оберегать от конкурентов. Такова участь любой секты.

НИКОЛАЙ МИТРОХИН

Москва

©"Русская мысль" N 4243, Париж 29 октября 1998г.


[1] По итогам 1999 года эти цифры составляют: Россия – 102.5 тыс.; Украина – 99.9 тыс.; Беларусь – 2.4 тыс.; Молдавия – 16.0 тыс.; Казахстан – 11.7 тыс.. Всего по перечисленным странам – 232.5 тыс.. (Здесь и далее примечания катехизической службы).

[2] По Франции: 1998 – 118.5 тыс., 1999 – 114.9 тыс.; в Германии, Канаде, Великобритании и Испании в 1999 году убыль рядов свидетелей составила по 1 проценту; В США и Италии впервые рост полностью прекратился.

 

 

 

Используются технологии uCoz