Монастырь | Свидетелям Иеговы посвящается | Наши единомышленники | Служба катехизации |
| В хронологическом порядке| Объявления |

 

 

ЕСТЬ АД[1]

 
 

 

Почти вся квартира увешана рисунками внучки. Как замечательно она рисовала! Каким веселым и радостным видела мир! Теперь все его краски для нее поблекли. Внучку не узнать после того лета, когда ей исполнилось четырнадцать. Приехали они с дачи, и дочь холодно сказала Марине Евгеньевне: «К нам больше не наведывайтесь! У нас другая жизнь, и мы не хотим, чтобы кто-то за ней наблюдал». Марина Евгеньевна так и ахнула: это она – «кто-то»? Она, которая приняла малютку на пороге роддома и бережно понесла домой? Она, которая крестила девочку и все эти годы ездила с другого конца Москвы, чтобы помочь молодой семье в домашних делах, а когда внучка подросла, – ждала ее с обедом после школы, так как мама была на работе?

Что могло случиться? Чем она так сильно обидела дочь, что та решила нанести столь сильный удар – запретила ей видеться с девочкой, заботиться о ней, ходить с ней в театры, как прежде? А вскоре Марина Евгеньевна узнала, что тоже самое дочь сказала и прежним друзьям: «Вы к нам больше не ходите, не надо!» Холодный взгляд, отчужденность – стена…

Бабушка слишком любила дочь и внучку, потому и вознамерилась во что бы то ни стало докопаться до истины. Истина оказалась страшней, чем можно было предположить: дочка и внучка попали в секту «Свидетели Иеговы». И когда решившая не сдаваться Марина Евгеньевна пошла на одно из собраний иеговистов, то первое, что она там услышала: мол, все, кто не в организации – от сатаны. От них надо отделиться, так как они общаются с демонами. Они мешают вам жить и спасаться, мешают исполнять волю Иеговы.

Марина Евгеньевна испугалась. Но не настолько, чтобы отказаться от мысли узнать об этой секте, что называется, изнутри. Она пошла еще и еще. Собрания проходили в «Зале царства», арендованном в одном из кинотеатров. Первый час занимала проповедь «надзирателя». Второй посвящался изучению журналов «Сторожевая Башня» и «Пробудитесь». Среди слушателей почти половину составляли дети. Потом Марина Евгеньевна случайно попала в «школу теократического служения». То, что там происходило, напомнило ей плохой, очень примитивный театр. На подмостках разыгрывались сценки типа: вас пустили на порог незнакомой квартиры, вы предложили ее хозяевам бесплатную помощь в изучении Библии. Что они ответили? Как вы отреагировали? Как повели беседу дальше?

Там же она стала свидетелем странного голосования[2]. Вопрос прозвучал так: будем собирать две тысячи долларов на нужную нам радиоаппаратуру? Кто – за? Марина Евгеньевна увидела, как взметнулся лес рук. Подумала: дочка-то сколько не работает – сидит дома, а внучка учится в училище, где стипендия маленькая. Откуда они могут взять доллары для пожертвований?

Бабушка стала серьезно изучать иеговистскую литературу. Это оказалось очень тяжело. Невероятно тяжело читать строчки, нагнетающие страх, дышащие ненавистью к окружающему реальному миру, - поделилась Марина Евгеньевна впечатлениями. – Особая ненависть у иеговистов к Православию. Его и другие традиционные конфессии они называют тонущим кораблем, который немедленно надо покинуть, а пристанище найти на корабле «Свидетелей Иеговы» – и тогда ты спасешься. Только они, «свидетели», - чистый народ, который Иегова сохранит при Армагеддоне. Сейчас мы, дескать, переживаем последний критический момент перед концом этого мира, а значит, надо как можно больше проповедовать, больше делать пожертвований, быть преданным организации, собранию, надзирателям. Все это зачтется.

Когда Марина Евгеньевна поведала о своем горе на работе, ей тут же посоветовали обратиться к священнику Олегу Стеняеву. Назвали адрес, где находится центр по реабилитации жертв нетрадиционных религий. У отца Олега она встретила людей, с которыми судьба потом прочно связала ее на годы, объединив в благом деле. Эти люди тоже были отмечены черной отметиной беды. У кого-то сектанты «отсекли» от семьи дочь, у кого-то сына. И каждый понял, что за судьбу близких людей, за их будущее надо бороться. Что беда пришла не только в их собственный дом – она пришла в дом российский. И бороться надо сообща. Они узнали, что есть общественный Комитет по спасению молодежи. Очень деятельный. И обратились туда.

В этом Комитете Марина Евгеньевна увидела иеговистскую литературу, предназначенную для адептов более высокого уровня – «возвещателей». Читая те книги, она несколько раз теряла сознание и трудно потом выходила из шока. Она с ужасом представляла, как ее внучка, «дозрев» до «возвещателя», изучает эти жестокие трактаты, убивающие личность.[3]

Я узнала, что миллионные тиражи этих страшных книг поступают в Россию из Бруклина, - продолжила свой рассказ Марина Евгеньевна, пришедшая по моей просьбе в редакцию. – План проведения собрания сектантов расписан буквально по минутам. Причем везде, по всей России, где иеговистам удалось зацепиться, собрания начинаются в один и тот же час.[4] Сотни, тысячи адептов одновременно изучают одну и туже тему.[5] Настоящая психическая атака на умы! В Бруклине есть группа «избранных», которая якобы через Христа имеет канал с Живым Богом и оттуда получает всю духовную информацию. Эта кучка людей называет себя группой верного благоразумного раба[6] в лице руководящей корпорации.

И очень жестко, невероятно жестко поставлен в секте вопрос с выполнением нормы. Какой? Каждый адепт составляет личный график на неделю: в общей сложности пятнадцать часов он должен ходить из дома в дом, из квартиры в квартиру, по улицам, паркам – и проповедовать[7]. Если ты работаешь на производстве и не успеваешь, возьми еще один выходной. Никто никаких поблажек тебе не даст. И не забывай заполнять отчетную карточку. Марина Евгеньевна видела в Комитете такие данные: «возвещатель» обходит в течение десяти дней 50-60, а то и больше квартир и находит только двух-трех заинтересованных. Но зато в них он вцепляется мертвой хваткой! Им он покоя не дает!

Одна женщина показывала в Комитете отчет своей дочери. В конце была запись: «Дом полностью обработан».

Напоминает отчет фирмы, занимающейся уничтожением тараканов, - заметила Марина Евгеньевна.

Кстати, в уставе «Свидетелей» написано, что членами этого религиозного объединения могут быть лица, достигшие совершеннолетия[8]. Но это чистая ложь! Если посмотреть, как сектанты загружают ребятишек школьного возраста, то можно сказать, что у детей нагрузка колоссальная. Мало того, что дети в обязательном порядке должны ходить на все собрания и сходки на квартирах, конгрессы иеговистов[9] – так еще и работать по личному графику: проповедовать вместе с родителями или без них. Проповедовать, где только можно. Например, в школе на переменах. И не должны участвовать в школьных мероприятиях… Это – что касается детей. Что касается женщин, тут тоже никаких поблажек. Хотя, по логике вещей: как может женщина, у которой работа, муж, дети – проповедовать, допустим, по три часа в день, чтобы выполнить вышеозначенную «норму»? Перед женщиной ставят условие: не работать вообще или работать вахтером, сторожем, уборщицей. Даже если у нее высшее образование, то лучше о нем забыть. Установка четкая: ни в каких госучреждениях, политических или коммерческих, - на работать![10]

Попав в секту, человек отрывается от реальной жизни. Но многих это, по наблюдениям Марины Евгеньевны, не беспокоит. Потому что им внушили: вы не должны расстраиваться из-за того, что что-то бросили. Радуйтесь!

Только что приобрел тот москвич, выпускник вуза, который уехал строить Вефиль – «Дом Бога» – под Санкт-Петербургом? Точнее – управленческий центр «свидетелей»? Целый городок на большой территории, которую Собчак, будучи мэром, отдал в распоряжение сектантов? Несчастная мать этого парня поведала Марине Евгеньевне в Комитете по спасению молодежи, что сын целый год работал на улице – мешал цемент. Изредка он приезжал домой, в Москву, - совершенно голодный и без гроша в кармане. Мать, по профессии врач, видела, что сын тяжело болен, истощен, и его надо лечить. Однако он не хотел об этом слышать. Говорил, что делает все, чтобы спастись для жизни вечной. С 9 утра до 6 вечера он трудится на стройке, затем на электричке едет в Питер проповедовать и возвращается чуть ли не в полночь. Когда мать у него спросила «Зачем же вы строите свой Вефиль, если, по вашим утверждениям, вот-вот наступит конец света и все на земле будет уничтожено?», - сын ответил: «Не все! Дом Бога останется».

Сколько исковерканных судеб! Сколько ложных путей, ловушек, пут! Интересно, удалось ли Комитету по спасению молодежи кого-то спасти, вытащить из трясины?

Вот что мне рассказывали в Комитете:

Есть такие случаи. К сожалению, немного, но они есть. И не только молодые возвращаются к нормальной жизни. Вот, например, обратились со своей бедой две сестрички: что делать? Их мама то ли с ума сошла и ее надо лечить, или подверглась зомбированию – никак не поймут. Ходит по квартире и кричит на дочерей: «Меня не трогайте! Я за вас молюсь Иегове, а если вы коснетесь меня, то оскверните». Дочь, вышедшую замуж, стала уговаривать не заводить ребенка. Мол, зачем рожать? Чтобы в огне горел? Мы дали сестрам книги профессора Александра Дворкина и священника Олега Стеняева об иеговистах, затем они сами сходили к батюшке в храм на Большой Ордынке, затем собрали своих родственников и стали при матери вслух читать литературу об этой секте, ее губительном влиянии. Женщина два дня ходила, ни на кого не глядя, ни с кем не разговаривая. А недавно сестры вернули все книги, которые брали. Сказали: «Спасибо. Слава Богу, теперь с нашей мамой все в порядке!»

Становиться ясным, что помочь можно тому, кто только-только попал в секту и еще не успел впитать в себя весь яд лжеучения. Так было, к примеру, с молодой женщиной, чей муж вовремя спохватился. Вначале он не возражал против того, что жена куда-то уходит изучать Библию. Думал: коль благое дело, так зачем препятствовать? Однако когда увидел, что она совсем забросила малыша и домашние дела, что взгляд у нее отрешенный, то сильно обеспокоился. Попытка поговорить с ней как следует ни к чему хорошему не привела. Ее новая «семья» посоветовала женщине не ждать следующего скандала, а забрать свои вещи, ребенка и переехать к маме. Муж решил выдвинуть ультиматум: или ты прекращаешь заниматься всякой чепухой, или разводимся. Жена, не колеблясь, согласилась на развод. Тогда мужчина, в отчаяньи, что рушится семья, обратился в Комитет по спасению молодежи.

Вы повели себя неверно, - услышал он от умудренных жизнью и знаниями людей. – Надо жену окружить заботой, любовью, набраться терпения.

Он так и сделал. И позже рассказывал, что сам себе поражался: на какую большую и жертвенную любовь оказался способен.

Когда случилось несчастье – серьезно заболел ребенок и потребовалась приличная сумма денег на его лечение, мужчина посоветовал жене попросить помощи у «братьев».

Если они тебе сестры и братья, то обязаны помочь, - сказал.

Жена пошла туда и вернулась ни с чем. Она поняла: ты им нужен, когда работаешь на них, беспрекословно выполняешь их требования и «норму». А твои личные трудности их не интересуют. В конце концов молодая женщина, к великой радости мужа и родственников – порвала с сектой.

…Я преклоняюсь перед теми, кто работает в Комитете по спасению молодежи. Я вижу их, - деятельных, энергичных – на всех мероприятиях, где звучит голос правды о сектах. Они охотно откликаются на просьбы людей что-то разъяснить, подсказать, посоветовать. Мы договорились с председателем Комитета Сергеем Александровичем Кузьминым, что в будущих номерах газеты поведаем читателям, какие проблемы обсуждает Комитет на своих заседаниях. А пока сообщаю его контактные телефоны: 161-92-65; 157-28-93 (звонить после 20-00). Если у Вас случилась беда и кто-то из членов семьи или родственников попался на удочку, как писал профессор Александр Дворкин, навязчивого незнакомца, позвоните в Комитет. Равнодушно вам не ответят. В этом можете быть уверены.

Н. Ставицкая


[1] Миссионерское Обозрение №12/98

[2] Сам по себе сбор пожертвований на нужную общине аппаратуру, думается, не представляет собой ничего страшного или странного. Другое дело, что при доходах Общества, оно могло бы и помочь своему новообразовавшемуся отделению, но у свидетелей перераспределение средств идет всегда только в одном направлении. (Здесь и далее примечание катехизической службы).

[3] К сожалению, Марина Евгеньевна не указывает конкретных публикаций.

[4] Разница временных поясов, конечно, соблюдается. Кстати, и Литургия в Православных храмах начинается примерно в одно и тоже время.

[5] Еще недавно, в советские годы, все школьники, в соответствии с образовательными программами того времени, также изучали «одновременно одну и туже тему». Действительно, Общество оказывает на своих членов определенное психологическое воздействие, которое может быть охарактеризовано как психическая атака, но механизмы ее действия, конечно, сложнее чем они описываются в оценке Марины Евгеньевны.

[6] Мф. 24:45.

[7] Однако, по нашим данным, у свидетелей нет никакой обязательной нормы. О ее наличии часто упоминают противники Общества, но в литературе Сторожевой башни нам до сих пор встречалось только упоминание о норме в 10 часов для работников Вефилей.

[8] Не понятно - где и в какой религиозной организации родители пойдут на отказ от своих законных прав - воспитывать своих детей в согласии со своим мировоззрением. Свидетели, не от кого не прячась, крестят на конгрессах 10-ти, 9-ти и даже 8-ми летних детей, при этом приглашая на них представителей прессы. Трудно представить, что такое «вопиющее нарушение» осталось бы незамеченным властями. Однако Свидетели часто привлекают в свою организацию несовершеннолетних без согласия на то их родителей.

[9] Организация не распространяет директив, согласно которым дети свидетелей, якобы обязательно должны ходить на все собрания. Если дети уже достаточно взрослые, то они, как и любые другие дети, решают этот вопрос самостоятельно. Маленьких же детей родители-свидетели действительно стараются приобщить к «благому делу» и, возможно, применяют различные меры внушения, но это  их частная инициатива.

[10] Свидетели могут не только работать в коммерческих учреждениях, но и создавать свои предприятия. Об этом, в частности, пишут бывшие свидетели. (см. В.С.Монсанарес «Воспоминания свидетеля Иеговы»). Могут свидетели работать и в госучреждениях, если они, конечно, не связаны с политикой или военной индустрией. В этом отношении Общество действительно занимает жесткую позицию.

 

 

 

Используются технологии uCoz